На смерть Эйтана Хабера. (1940 – 2020)

10/08/2020  17:29:04

                                                                                                                                                                                                                        Менахем Вайнбойм

Умер Эйтан Хабер. Несколько месяцев назад он с присущим ему юмором сказал: «Я меняю место жительства». У него был рак кишечника, и он знал, что «это самый страшный и безжалостный рак». Он болел диабетом и болезнью Паркинсона и говорил окружающим: «Завтра я могу умереть, но ничего страшного, мы своё сделали». Смерть его не пугала, как не испугали многие вещи, случившиеся с ним в жизни.

Эйбан Хабер был солдатом, военным журналистом, советником министра обороны по прессе, начальником канцелярии премьер-министра Ицхака Рабина, и свыше 30 лет близок к высшим слоям израильского военного и  гражданского истеблишмента

4 ноября 1995 года был днём исхода субботы. Я сидел у телевизора, следил  за митингом и слушал Рабина. Он даже пытался петь петь «Песню мира» с Мири Алони, но петь он не умел. Одну вещь из его речи я запомнил: «Я прослужил в армии двадцать семь лет. Я воевал до тех пор, пока не блеснула первая надежда на мир. Сегодня я верю, что есть шанс, и весьма реальный».

Жена дремала возле меня, а дочка безмятежно спала у себя в комнате. Я ожидал ночного выпуска новостей, но на экране вдруг стали появляться бегающие строчки о предстоящем важном сообщении. «Очевидно, очередной теракт», — подумал я и продолжал ждать. Я хотел знать, что случилось. Завтра школа, и надо будет объяснять ученикам случившееся.

И вдруг на экране появился немного испуганный диктор и неуверенно сказал фразу, которую я никогда не думал услышать в Израиле: «Наш корреспондент сообщает о покушении на премьер-министра Ицхака Рабина на площади Царей Израиля после митинга в защиту мира». В то время в Израиле было два канала и кабельное ТВ. Я перескакивал с одного на другой, но нигде ничего не говорили по существу. Как будто чего-то боялись. Тогда я стал искать на английских и американских каналах. Наконец, где-то через час английские журналисты из Тель-Авива сообщили о смерти Рабина. Немедленно после этого трагическая новость вышла в эфир на израильском ТВ. Потом я понял, что евреи не хотели сообщать первыми о смерти своего еврейского лидера.

Именно тогда, поздно ночью, в 23.14, через 4 минуты после смерти Рабина, вышел Эйтан Хабер к воротам больницы Ихилов на улице Вайцмана в Тель-Авиве, где пытались спасти Рабина, и прочитал сообщение от имени правительства, которое написал, присев к столику дежурной медсестры.  Многими делами он занимался, но в сознание израильтян вошёл именно этим предложением, которое сказал 4 ноября 1995 года ночью: «Правительство Израиля с ошеломлением, в великой скорби и глубоком горе сообщает о смерти премьер-министра Ицхака Рабина». Я помню поднявшийся к небу плач: «Нет!!! Только не это!» Так, наверное, кричал народ Израиля, когда умер Моисей, выведший их из Египта. Народ искренне плакал, но стон не помог  – Ицхака Рабина убил еврей. Хаим Явин на Первом канале телевидения, и Яков Айялон на Втором зачитали сообщения о смерти Ицхака Рабина.

Много лет я следил за публикациями Э. Хабера – интересными, точными, неожиданными. Мне  даже удалось с ним познакомиться в 2008 году, когда в Ришон-Леционе открыли «Парк лидеров», где установили скульптуры сионистских лидеров и повесили флаги 33 стран, которые голосовали за создание государства Израиль в ООН в ноябре 1947 года. Перед торжественной церемонией гостей (послов, министров, известных политиков, прессу) пригласили в шатёр с угощением. У одного из столов я увидел Эйтана Хабера. Он стоял один, но ел с большим аппетитом. Я подошёл к нему, представился и спросил, могу ли присоединиться к нему. «Давай, — улыбнулся он, — мы оба в той весовой категории, когда лишнее лакомство не помешает». Я сказал ему, что с интересом читаю его публицистику, и он спросил, что именно. Завязалась беседа о журналистике и о журналистах. Мнение Э. Хабера о коллегах по перу были весьма своеобразными.

Эйтан Хабер был участником многих событий, о которых мы узнаём только сегодня. Это он был среди организаторов поездок Рабина в Индонезию, в Марокко, в Оман, и именно тогда были заложены первые камни новой политики с арабскими странами.

Хабер писал речи для своего премьер-министра, и они стали классикой. Эйтан Хабер был простым человеком с огромной душой, полной тепла и интереса к людям. Жаль, что его нет с нами больше.

Да будет память о нём благословенна!

Посмотреть также...

Новые запреты для торговых центров: число покупателей ограничат в 2 раза

11/30/2020  23:30:54 Кабинет коронавируса изменил формулы расчета разрешенного числа покупателей Вести-Ynet| Опубликовано: 30.11.20 , 22:51 Правительственный …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *