ВОЙНА С ХАМАСОМ

11/26/2023  22:37:25

Я говорю нашим руководителям: не повторяйте ошибку с фашизмом, не считайте «Уроки Холокоста» схоластическими упражнениями. Как бы ни было приятно обманываться («ах обмануть меня нетрудно — я сам обманываться рад»), не считайте уничтожение ХАМАСА конечной целью. Сегодня приоритетная для обеспечения безопасности Израиля задача: научиться работать не только с оружием, но и с идеями.

 

Анатолий Казарновский

(Из письма другу в Харькове. 13 октября 2023)

Анатолий Казарновский…теперь актуальный вопрос: что нам делать дальше? Опять возобновились разговоры про ещё одно арабское государство, которое не появилось вместе с Израилем по решению ООН в 1948 году. Мне казалось, с этой идеей уже покончено, поскольку сами палестинцы её реализовать не захотели. Причина «нехотения» вскоре выяснилась: палестинцы предпочли жить не за счёт собственных творческих усилий, а за счёт «гуманитарной помощи» тех внешних сил, которые противостояли Израилю. За «помощь» надо было расплачиваться участием вместе с этими силами в ослаблении Израиля, что и осуществилось в форме периодических терактов и непрерывной войны. Теперь опять заговорили, но как-то вяло… Дескать, американцы настаивали на двух государствах. Ну, настаивали, теперь не настаивают. Нечего суетиться. Вялость и нерешительность — естественная реакция на трагедию, что началась утром 7 октября 2023. Это событие безусловно доказало, что цели ХАМАСа связаны не с расширением своей территории, не с созданием своего государства — 7 октября они хорошо постарались рассеять этот романтический ореол — а с возможно большим числом убитых израильтян, убитых садистским образом. Даже в истории Холокоста мне не встречались свидетельства таких зверств.

Естественно, среди нашего народа растёт популярность «окончательного решения палестинского вопроса».

Выложено несколько вариантов. Самый популярный — сравнять Газу с землёй — всем уже невмоготу жить в постоянном терроре и напряжении. Все уже готовятся к крайним мерам: разрушить, уничтожить организацию ХАМАС. А что делать с 2 млн. жителей Газы? Не проблема — «война же: другие законы, победа невозможна без жертв, особенно, среди мирного населения и т.п.», тем более, оно виновато в терроре не меньше его идеологов и исполнителей и т.д. Если этого не сделать, опять будут теракты, гибель наших людей, а гуманитарные соображения в рецидивах эпохи до каменного века теряют значение.

Сравнять Газу с землёй ЦАХАЛ может за несколько дней. Тем более, этому были бы не против в Саудовской Аравии, в Египте, и даже в Иране — фанатизм и нежелание палестинцев «help himself» всем надоели: обуза, которая сдерживает развитие региона.

Однако до сих пор в Газе радикально ничего не изменилось. Газу каждый день знакомят с израильскими ракетами, но это как бы визиты вежливости в Газу в ответ на визиты Газы в Израиль. Палестинцы продолжают отрабатывать свой урок, Израиль продолжает себя сдерживать (похоже, сжимается в железный кулак для решающего удара), а наши люди продолжают гибнуть — сегодня их число достигло 1300 человек.

Тупик. Тут наша проблема — не политическая, не техническая и даже не военная. Моральная. Не в том дело, что кому-то жаль бедных террористов, доведенных до отчаяния проклятыми сионистами. А в том, что для «окончательного решения палестинского вопроса» мы должны быть не только готовы к немалым потерям наших воинов, но и к тому, чтобы опуститься на уровень животных — уподобиться тем, кто в 1938-1945 решал «еврейский вопрос». Значит, потерять еврейскую идентичность. Вот нас и останавливает… память о Холокосте. Но долго продолжаться эта неопределённость не может: когда идентичность под угрозой, экзистенциальное напрочь вытесняет рациональное, открывая путь неограниченному действию: белые перчатки сами снимаются. Это неминуемо.

Итак, мы перед выбором: 1) Радикальное решение: перестать быть евреями, и «что положено кому, пусть каждый совершит». 2) Очередной паллиатив: остаться евреями, платить за эту «роскошь» дань террору-Минотавру и с сознанием своего морального превосходства торжественно приближать момент самоликвидации.

Выбор между «плохо» и «очень плохо», границы которых размыты.

Для ответственного разрешения такой витальной ситуации нужны люди масштаба тех, кто стояли у основания Израиля — типа Голды.

Но, как сказал вождь народов, «другых людэй у нас для вас НЭТ!», и в конце концов, решение неизбежно будет принято.

В любом случае, ХАМАС ждут смертельные сюрпризы. Наши солдаты настроены радикально: уже в первый день вторжения они видели массовые расстрелы молодёжи, изнасилованных девочек, костры, на которых террористы сжигали пленных, изувеченных и убитых детей, отрезанные головы и проч. зверства. Они, конечно, слышали о Холокосте, но до того никто из них Холокоста не видел. Теперь они его увидели. В доисторическом варианте. Они пойдут до конца, и я не представляю себе, что или кто может их остановить. Они освободят в Газе похищенных варварами израильтян.

Они уничтожат ХАМАС и за ценой не постоят. И размеры потерь врага их не остановят. Как не остановили нас в 1941— 1945.

Теперь деликатный вопрос: может ли уничтожение ХАМАСа быть релевантной целью сложной, опасной операции, не превентивной, а радикальной, предпринимаемой для изменения ситуации тотально, или иначе: необходимо и достаточно ли уничтожить ХАМАС, чтобы впредь наши дети могли жить спокойно? Ответ зависит от вашего понимания мысли, высказанной ещё в древности: «человек вторичен относительно идей».

Я понимаю это отношение таким образом: человек «вложен в идею», а не идея — в человекаидея поглощает человека, а не человек идеюидея управляет человеком, а не человек идеей. Значит, сколько ни уничтожай ХАМАС, полной победы не достигнешь никогда — каждый раз на освободившемся от человека месте «внутри» идеи будет возникать «заместитель уволенного» (в нашем случае, Джихад, Хезбола и проч.). И так будет продолжаться до тех пор, пока существуют идея и это место «внутри» идеи. Такой вывод подтверждают известные всем факты. Вспомним некоторые события из прошлого.

Каждое 9 мая мы отмечаем день «Победы над фашизмом«, ставший одним из самых важных дней в жизни многих поколений. Но с некоторых пор мы видим странную картину. С одной стороны, фашизм живёхонек, цветёт в различных регионах, в том числе, нашем, он столь же наглый, бескомпромиссный и резвый, как 80 лет тому назад. С другой стороны, наша память о Холокосте, о фашизме, которую мы считали гарантией предупреждения новых Холокостов и возрождения фашизма, оказалась недейственной, и если ещё существует, то как средство обслуживания ритуалов («они ничего не забыли и ничему не научились«). Начинаешь размышлять: кого мы победили в 45?

Оказывается, в 45-м мы победили не фашизм, а фашистов. Их давно нет в живых — одни были уничтожены сразу после войны, другие исчезли по возрасту (всё же 78 лет прошло). Денацификация была понята как изоляция бывших фашистов и ограничение их в правах. Небыстро, методом «кнута и пряника» в Германии это удалось. Но временно: носители идеи фашизма ушли, и нам показалось, что вместе с ними ушли и их идеи…

Откуда взялся сегодняшний фашизм? Он создался из ничего? — это самый фантастический вариант. Скорее, фашизм возродился. Тогда, где и как ему удалось сохраниться без тех, «аутентичных» носителей? Мы ошиблись? В чём?

Да, ошибка: нашего интеллекта не хватило на то, чтобы различить разноефашистов — носителей идеологии и саму идеологию фашизма. Недолго думая, взяли и приняли форму за содержание. Откуда вытекла эта ошибка? Вы не поверите — из малозаметной, но очень простой вещи: из повсеместно распространённого и всеми любимого натуралистического мировоззрения (см. по указанной ссылке; там же рассказано, где и каким образом фашизму удавалось выживать и сохраниться и будет удаваться впредь — до сих пор мы ничего не сделали, чтобы лишить фашизм таких возможностей): в этом типе мировоззрения не различаются мир естественного и мир искусственного, стало быть, нет средств различения идеи и её материального носителя, и стало быть, руководствуясь, как обычно, принципом «наименьшего сопротивления» и уничтожая носителя, мы, вместе с ним, якобы, уничтожаем идею, но на деле — лишь одну из её форм существования. А содержание, глядя на наши потуги, усмехается: оно не беспокоится, что осиротеет — у него припасено много других (вредных для нас) форм явления. Так что, нам ещё придётся не раз чесать затылки, если не поймём, что расчёсываем наше самое уязвимое место.

Спасибо жизни, она нас поправила: остаются другие формы, на возможность актуализации которых мы закрывали глаза. Примем это как УРОК ХОЛОКОСТА и применим его к сегодняшнему дню. Получается: действительно релевантной целью операции надо считать уничтожение не ХАМАСа, а его идеологии (хотя оставлять ХАМАС безнаказанным тоже не следует, но это уже другая задача — военная). Конечно, устранение только ХАМАСа — уже повод для ликования, но не означает окончательную победу, не гарантирует, что эта операция будет последней. Как уничтожать или блокировать идею, особенно, сверхценную, необязательно посылая её носителей на встречу с гуриями, — это вопрос специалистам социопсихологам исследовательских служб нашего Генштаба. (Пока лишь понятно: то, что мы называем «пропагандой», не влияет на состояние идеи ХАМАСа: противостояние «сверхценной идее» — задачка не для начальной школы).

Я говорю нашим руководителям: не повторяйте ошибку с фашизмом, не считайте «Уроки Холокоста» схоластическими упражнениями. Как бы ни было приятно обманываться («ах обмануть меня нетрудно — я сам обманываться рад»), не считайте уничтожение ХАМАСА конечной целью. Сегодня приоритетная для обеспечения безопасности Израиля задача: научиться работать не только с оружием, но и с идеями.

Натуралистическое представление о человеке предопределило непонимание ситуации и наших задач по её преобразованию, навязало наивную тактику «борьбы с идеей»: прельстить палестинцев материальными благами и подарками к праздникам или «человеческим отношением к человеку». Это тактика взаимодействия с манкуртами или тактика воспитательницы в детском саду. Там она работает, но никто не усомнился, работает ли она везде. В частности, в краю миражей и религиозных фанатиков сверхценных идей. Поэтому нельзя рассчитывать на успех «дехамасизации» по образцу немецкой «денацификации»: проблема с палестинцами — не проблема техники манипулирования кнутом и пряником, это проблема дефициентности нашей онтологии (мировоззрения), проблема, которая захватила все аспекты нашей жизни. Действия ХАМАСа лишь обнажили её мёртвое лицо. Странно было бы считать случайностью тенденцию хаоса в одном месте, в то же время полагая, что в других местах той же самой страны всё в порядке. Так не бывает.

Слово утрачивает свою коммуникативную функцию: публичные выступления специалистов (психологов, политологов, экономистов, военных специалистов и т.д.) оставляют впечатления случайности, недосказанности, неуверенности, неосмысленности, непонятности оснований говорящего (иногда даже сокрытия оснований). Отсюда возникает подозрение, что постоянное желание (уже ставшее традицией) не завершать, подвешивать текущие дела, подменять анализ и проблематизацию ситуации сговорами и компромиссами («мы же свои люди…»), не разрешать проблемы, а заметать их под ковёр, скрытое архаичное деление граждан на «наших» и «ненаших», компенсация нелегитимными способами провалов в управлении ради сохранении «хорошей мины»— всё это признаки интеллектуального кризиса и его следствия — неустойчивости государственных структур, сформированных по партийному принципу. Такого — всеобщего — типа провалы говорят о системной ошибке и плохо сказываются на доверии Правительству. После Победы (хотя пока официально неизвестно, что будем считать Победой) нам обещают хлеба и зрелищ: «коренные преобразования во всех сферах жизни», традиционное наказание невиновных и награждение непричастных. Похоже, представление о позитивном итоге и путях его достижения пока, если и существует, то как виртуальный праздничный обед.

Разумнее было бы посмотреть не назад, а вперёд: сосредоточиться не на поисках виновных (конструктивного результата здесь быть не может: несмотря на авторитеты экспертов, мы неминуемо получим коммунальную кухню и сведение счётов), а на разработке и организации исполнения серии перспективных программ по ключевым вопросам государственной стратегии и эффективных форм участия общества в организации процессов развития — как способа повышения и удостоверения достаточности нашего интеллектуального уровня для этой работы. То есть, создать условия, которые позволяют власти и обществу выполнять свои функции и не мешать другому выполнять свои. Если мы дожили до «необходимости коренных преобразований», значит, этот уровень оказался недостаточным для организации и управления. Проблема состоит в том, чтобы найти (создать) средства и способы его повышения. Начать можно с разработки и внедрения форм ответственного участия общества в программировании. Разработка должна быть поддержана не легковесной пропагандой демократии как синонима «всего хорошего и светлого в этой жизни», не пропагандой защиты «прав человека без указания субъекта этих прав» и проч., не возбуждением эйфории по поводу былых достижений, а серьёзным идеологическим и методологическим базисом (начинать придётся с не очень приятных работ, вроде самоопределения и ревизии наличных систем понятий). Тогда появится шанс избавиться от реактивных действий, от разбаланса экономических, социальных и политических критериев в организации и управлении, от подмены деловой компетенции эффективным членством в какой-то партии, участвующей в транспорте ресурсов «под столом», от светлого будущего, в котором кухарка даже не управляет государством, а передаёт эту функцию своим помощникам. Всё это и многое другое задаст реальные пути формирования позитивных целей, достижение которых оправдывают войну как этап пути их осознания и достижения. Работа длительная, начинать нужно уже сейчас, не дожидаясь прекращения военных действий.

…В мировоззрении нашей власти рабочие приоритеты отданы политическому и социальному аспектам перед методологическим. Считаю это обстоятельство главным генератором наших проблем.

В этой «работе над ошибками» необходимо обратить внимание на Системы (структуры, процессы, механизмы, цели, критерии, инструменты) формирования нашего Кнессета и Правительства: конечно, они «соответствуют всем стандартам демократического государства», но в экстремальных случаях ошибаются. Сегодня издержки их трудов компенсирует общество. Ничего удивительного в этом нет: назначение всякого общества — делать то, чего никакая власть делать принципиально не может и не должна: ставить и разрешать проблемы через запуск и поддержку процессов развития. Удивительное в том, что в Израиле это принципиальное различение назначений и устройства официальных и общественных структур до сих пор считается академическими изысками или декоративным оформлением демократии, а не практическим руководством для реальных субъектов управления. По-видимому, из-за отсутствия инструментов такого различения. Война вывела на всеобщее обозрение эту особенность косного, неорганизованного мышления и…

Возможно, наш регион и мы с палестинцами в нём будем спать спокойно лишь после разрешения указанной онтологической проблемы.

Тогда есть шанс: вместо тупика получить новую ситуацию: снизится вероятность появления «заместителей» ХАМАСа (вместе с идеологией исчезнет то самое «свято место, что пусто не бывает»); резче проявится смысл различения террористов и населения Газы как разных объектов наших отношений и действий; вопрос о судьбе населения Газы, даже при его (населения) несомненной ответственности за поддержку ХАМАСа, снимается; и начинается «гуманитарное решение палестинского вопроса» — не для отчётов ООН, а по делу.

Конечно, заниматься этим следует сразу после завершения текущей войны. А пока есть время сообразить, что и как сделать.

Взрывать мину, заложенную из «лучших побуждений» мировыми державами на Ближнем Востоке в 1948 году, научились многие, но, похоже, обезвреживать мину, кроме Израиля, некому. Мы должны меньше потрясать нашей исключительностью и богоизбранностью, а проявить эти дары на деле: осознать масштабы и значимость нашей ответственности за состояние дел в регионе — не только перед собой, но перед Миром.

/club.berkovich-zametki.com/?p=79474

Посмотреть также...

Заседание фракции «Наш дом Израиль».

02/26/2024  14:43:24 Авигдор Либерман  Председатель партии Наш дом Израиль, депутат Кнессета Авигдор Либерман выступил сегодня …