[the_ad_group id="145"]
[the_ad_group id="145"]
Арабские беспорядки. Иллюстрацияצילום: דוברות המשטרה

Профессор Эли Слуцкин: «Защищаешься от погрома? В тюрьму!»

07/04/2021  11:47:34

Обвинительное заключение, переданное в суд против жителя населенного пункта Хариш Якира Дардика, ставит под вопрос право евреев на самооборону. Якир и его товарищи были атакованы толпой камнеметателей во время арабских беспорядков, сопровождавших операцию Цахала “Защитник Стен”. Полиция, вызванная на помощь, не приехала. Выстрел в воздух, сделанный Якиром в условиях непосредственной опасности для жизни будет рассматриваться Окружным Судом Иерусалима. Несмотря на предварительное решение судьи Мирового суда Иерусалима Шмуэля Хербста в пользу атакованных евреев, Якир помещен под строгий домашний арест и находится под угрозой длительного тюремного заключения.

Кажется, ситуация в Лоде и Акко, эпицентрах арабских беспорядков прошлого месяца, несколько успокоилась. Правда, сотни или тысячи арабских погромщиков, жегших синагоги, квартиры, и машины пока не понесли никакого наказания и остаются на свободе. По данным полиции, в арабском секторе на сегодняшний день имеются десятки тысяч единиц незаконного огнестрельного оружия. Большая часть этого оружия активно использовались в майских беспорядках, приуроченных к операции “Защитник Стен” и к месяцу Рамадан. Похоже, что у руководства израильской прокуратуры есть пока более срочные заботы: подготовка обвинительных заключений против добровольцев, организовавших еврейскую самооборону во время майских погромов.

Организация Хонену, предоставляющая юридическую защиту гражданам, вынужденным самим защищаться от арабской агрессии, открыла фонд сбора средств для юридической защиты добровольца еврейской самообороны Якира Дардика. Против Якира было недавно передано обвинительное заключение в Окружной Суд Иерусалима и он находится под домашним арестом. Он обвиняется в стрельбе в воздух в целях самообороны.

Из обвинительного заключения следует, что находясь под градом камней, бутылок и выстрелов прямой наводкой из петард, Якир схватил автомат своего друга, отбивавшегося от нападавших из личного пистолета, выстрелил один раз в воздух, а дальше оставался с автоматом в руках, направляя его на окружающую враждебную арабскую толпу.

Предпраздничный день 16го мая 2021г. накануне праздника Шавуот, вероятно, запомнится Якиру на всю жизнь. Утром этого дня, как и в предыдущие дни операции «Защитник Стен», по социальным сетям поступали отчаянные просьбы о помощи от еврейских жителей городов со смешанным арабо-еврейским населением. На помощь звали добровольцев, имеющих опыт работы в органах безопасности, людей, имеющих личное оружие, а также медиков скорой помощи. Жители смешанных кварталов провели к тому времени уже несколько бессонных ночей в ужасающем ожидании, что вот-вот озверелая арабская толпа ворвется в их квартиры. По улицам безнаказанно циркулировали группы арабских бандитов, круша все на своем пути. Полиция, пожарные и скорая помощь, практически перестали функционировать в этих кварталах. Физическое и нервное истощение давало о себе знать: многие жители были вынуждены бросить свои квартиры и имущество. Они уехали в более безопасные места, чтобы “переждать бурю” или хотя бы получить несколько часов спокойного сна. Повезло тем уехавшим, кто смог передать свои брошенные квартиры добровольцам, вселившимся туда для охраны вместо хозяев. Другие уехавшие зачастую нашли по возвращению свои квартиры и имущество разграбленными и сожженными.

Из всего множества просьб о помощи, внимание Якира привлекло сообщение о доме в квартале Бейт-Ханина в восточном Иерусалиме, на расстоянии 10 минут ходьбы от остановки трамвая. Жители этого дома, семья репатриантов из России, хотели уехать на Шавуот и искали добровольцев для защиты дома от возможного арабского нападения. Якир понимал, что его многолетний опыт офицерской службы в отрядах пограничной охраны и других частях, специализирующихся на борьбе с арабским террором, а также знание арабского языка могут очень пригодиться. Недолго думая, Якир поцеловал на прощание жену и дочь, подумал: “До Хариша ракеты не долетают… они будут в порядке…”, и отправился “на резервистскую службу” в Бейт-Ханина.

Кроме Якира на охрану дома в Бейт-Ханина приехали еще несколько добровольцев. В основном, люди семейные: инженер электрооптики, подрядчик, пара студентов, и даже профессор одного из израильских университетов. Увы, долго ждать нападения им не пришлось. Группу добровольцев арабы встретили градом камней уже на подъезде к дому. На крышах и балконах соседних арабских домов были заранее припасены камни и бутылки, так что вылезая из уже существенно побитых камнями машин, Якир и его товарищи поняли, что они фактически окружены: пути назад — нет. Как и ожидалось, звонки в полицию не помогли. Полиция пообещала приехать, но появилась на месте только через час. Из протоколов о действиях полиции следует, что полицейские машины пытались въехать в квартал, куда вызвали их добровольцы, но арабы атаковали их камнями и самодельными взрывными устройствами, после чего полиция ретировалась.

Пока полиция готовилась к повторной попытке подъехать к дому, Якир и его товарищи были вынуждены защищать себя собственными силами. У нескольких добровольцев было личное оружие. Они стреляли в воздух, чтобы отгонять нападавших. В этот момент, как сказано в обвинительном заключении, Якир схватил автомат, привезенный его другом-добровольцем, выстрелил из него в воздух и держал его наготове в руках. Этот его шаг, сделанный в ситуации чрезвычайной опасности, расценивается прокуратурой как “незаконное ношение оружия”, параграф уголовного кодекса, наказуемый сроком до десяти лет тюремного заключения. Впрочем, похоже, что это еще один из тех законов, которые применяют исключительно к евреям. Министр Внутренней Безопасности, Омер Бар-Лев, ответственный за деятельность полиции, заявил (в интервью в передаче Голана Йохпаза и Анат Давидов, радио 103FM, 27.06.2021): “В арабском секторе, абсолютно нормативные семьи вынуждены собирать незаконное оружие… для самообороны”. То есть арабам владеть незаконным оружием можно, — оно только “для самообороны”; а евреям даже в момент бесспорной опасности для жизни запрещено дотрагиваться до автомата друга!

Несомненно, добровольцы испустили вздох облегчения, увидев, что на место происшествия наконец приехали полицейские машины. По свидетельству полицейских, в этот момент добровольцы были окружены сотнями арабов, многие десятки из которых были с замотанными лицами, кидали бутылки Молотова, стреляли прямой наводкой из петард, и пытались прорваться к дому. Оказалось, что радость добровольцев по поводу приезда полиции была преждевременна… Вместо того чтобы арестовать нападавших арабов, полиция арестовала как раз самих еврейских добровольцев, которые полицию и вызвали. После изнурительной ночи в полицейском участке, всех, кроме Якира, отпустили. Утверждение полиции, что в результате стрельбы добровольцев, ранены двое из нападавших арабов, не убедило судью Мирового суда Шмуэля Хербста в вине арестованных. Он постановил вернуть им их личное оружие и их дело было фактически приостановлено. Перед возвращением оружия владельцам была проведена судебная экспертиза, подтвердившая, что выстрел в воздух, произведенный Якиром, не являлся причиной ранения нападавших арабов. Несмотря на это Якир остался под арестом в течение трех недель, был отпущен только под строгий домашний арест, и против него было выдвинуто обвинительное заключение о незаконном ношении оружия.

Мне было интересно понять, как расценивает сам Якир причину своего продолжительного ареста:

— Якир, почему всех остальных добровольцев отпустили, а против тебя передали обвинение в суд? Тут ведь дело даже не в раненых погромщиках: экспертиза показала, что пули в них попавшие, были не из твоего ствола…!?

— Полиция предпочитала бы, чтобы евреи просто бежали из смешанных районов, бросив все. Добровольцы им “спутали все карты”. Арестовать всю группу, а таких групп было по всей стране немало, вызвало бы слишком большой шум в прессе. Они поняли, что проще взяться за меня одного. Есть очевидное нарушение закона: автомат не твой, значит закон нарушен! Это я теперь должен им доказывать, что под таким градом камней и бутылок, думаешь только о том, как выжить и защитить остальных…

Я вспоминаю новостные сводки о теракте 2 июля 2008 года, когда арабский террорист на тракторе давил прохожих у въезда в иерусалимскую больницу “Шаарей Цедек”. Полицейские никак не могли его остановить. Террориста остановил проходивший мимо солдат. Он был в отпуске и у него не было при себе оружия. Он выхватил пистолет у охранника поликлиники, стоявшего где-то рядом, и смог нейтрализовать террориста. За это он получил медаль, а ведь по букве закона ему тоже можно было бы вменить “незаконное ношение оружия” и осудить лет на десять.

— Тут еще такая штука…, — продолжает Якир, -в далеком прошлом была у меня судимость. Пытался обойти очередь на проверку сумок, прошел с заднего входа, а там как раз попались охранники. Разозлились, стали внимательно все проверять. Нашли на самом дне моей сумки пенал с перочинным ножиком, а это уже уголовное преступление — получил четыре месяца обязательных работ. Кто-то другой вероятно бы смог извиниться и его бы отпустили, а я — влип. Как-то я раскрыл преступника, имевшего связи в полиции. И за это коррумпированный полицейский «сшил» дело против меня.

Теперь полиция пытается создать впечатление, будто я “уголовник-рецидивист”. Как будто есть какая-то связь между моими прошлыми делами и происшествием в Бейт-Ханина…

— У Якира было очень непростое детство, — вмешивается жена Якира, Ривка, — он рос без родителей, в приемной семье, но это все в далеком прошлом, задолго до нашего с ним знакомства. А сейчас у нас уже дочь, и ей уже больше года. Уже много лет, как он реабилитировался и ведет нормальную жизнь. Ведь он поехал в Бейт-Ханину не просто так — он пытался помочь другим израильтянам, которые звали на помощь. А теперь только за адвоката придется уплатить шестьдесят тысяч шекелей. Откуда нам взять такие деньги? Мы сейчас фактически оба с ним под домашним арестом: Якира отпустили при условии, что я буду с ним 24 часа в сутки как гарант домашнего ареста. В результате, ни я, ни он не можем выйти на работу. Я открыла фонд сбора средств в FundMe, чтобы наша семья смогла как-то продержаться. Люди очень помогают. Помогают по возможности также и соседи в нашем городке, Харише, — золотые люди. Но до шестидесяти тысяч шекелей пока еще очень далеко. Если не сможем набрать на адвоката, Якира могут посадить в тюрьму. Как буду я одна растить нашу дочь…?

Заканчивая эту статью вопросом Ривки, я конечно все же надеюсь, что у этой истории будет “хэппи энд”. Надеюсь, что наберется сумма, требующаяся для оплаты юридической помощи, и Якир останется на свободе со своей Ривкой и их очаровательной дочкой. Но при всем этом, хочется все же понять, какие силы и из каких побуждений, управляют нашей полицией и прокуратурой, если за выстрел в воздух в целях самообороны еврей может попасть в тюрьму, в то время как арабские погромщики остаются безнаказанными….

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.
[the_ad_group id="73"]

Посмотреть также...

Станислав Лем. К 100-летию писателя

09/16/2021  12:07:31 Станиславу Лему – сто лет. Широкую российскую публику до сих пор волнует спор …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[the_ad_group id="145"]