Моше Бар Симан-Тов, гендиректор минздрава. Фото: Моше Кимхи

Ждать ли выхода из карантина после Песаха? Гендиректор минздрава отвечает на вопросы «Вестей»

04/07/2020  18:20:12

Почему Песах стал особой точкой отсчета? Закроются ли супермаркеты? Что будет с едой и ждет ли нас итальянский сценарий? И есть ли у коронавируса «русская специфика»? Моше Бар Симан-Тов разъясняет ситуацию

Игорь Молдавский, Вести|
Опубликовано: 07.04.20 , 11:57

 

Генеральный директор министерства здравоохранения Моше Бар Симан-Тов стал своеобразным символом израильских усилий по борьбе с коронавирусом. Он и сам попал в карантин, когда у главы минздрава Яакова Лицмана было диагностировано заболевание.
По профессии Бар Симан-Тов — экономист. Не медик, а скорее дирижер от медицины. Он лечит не больных, а саму систему здравоохранения. Именно он отвечает за то, чтобы все подразделения работали слаженно, бесперебойно и не испытывали недостатка в персонале, медикаментах, оборудовании.
Задача и в обычных условиях непростая, а во время вспышки коронавируса — важнейшая.
Моше Бар Симан-Тов отвечал на вопросы «Вестей» в ночь на 7 апреля — вскоре после того, как были обнародованы инициированные минздравом беспрецедентные меры по установлению тотального карантина в преддверии праздника Песах.
Решение было воспринято неоднозначно и вызвало немало критики среди израильтян, которые привыкли проводить пасхальный Седер в соответствии с традицией, в шумной компании родных и друзей.

משה בר סימן טוב

Моше Бар Симан-Тов. Фото: ЛААМ
— Господин Бар Симан-Тов, даже в самом минздраве нет полной уверенности, что жесткие карантинные меры способны сами по себе победить коронавирус. Но карантинный режим постоянно ужесточается. Вы можете объяснить — почему?
— Потому что мы хотим, чтобы вы оставались дома. С этого все начинается и этим и заканчивается. Нет никаких других мотивов.
— И это можно обеспечить только такими драконовскими мерами? Выходит, что призывы минздрава и главы правительства не работают?
— Я объясню. Мы находимся в критической точке. Только сейчас мы начали в полной мере расплачиваться за те пуримские вечеринки, которые не были отменены. Это привело к большому количеству заражений. Нельзя допустить, чтобы Седер превратился в то, что мы называем между собой «Пуримом на стероидах». Если и на сей раз не принять жестких упреждающих мер, то все может повториться. И в более серьезных масштабах.
Нельзя утратить контроль над событиями. Сейчас мы находимся в относительно неплохой ситуации, но это может измениться в любое время. День-два отсутствия внимания — и усилия последних недель пойдут насмарку. Поэтому мы предпочитаем быть осторожными.
— Есть какая-то связь между тотальным карантином, вступившим в действие 7 апреля, и ситуацией в ультраортодоксальном секторе?
— Нет такой связи. Мы изначально рассматривали Песах как опасную точку, требующую особых мер предосторожности. К сожалению, есть немало граждан, которые не видят такой опасности. Но мы уже достаточно хорошо знаем, что коронавирус распространяется из-за того, что люди встречаются и контактируют друг с другом. Поэтому все наши усилия направлены только на одно — минимизация таких контактов. Мы не можем допустить, чтобы Песах стал переломным моментом для утраты контроля. Повторяю, этого допустить мы не можем. То же самое касается супермаркетов и других мест, где возможны излишние скопления людей.
— Если вы затронули тему «суперов», то поясните следующее. Продовольственные магазины продолжают работать. Но дефицит отдельных товаров нередко приводит к ажиотажу, очередям, скоплению людей. Тем не менее о прекращении торговли речи не идет. Не лучше ли было передать Службе тыла полномочия по обеспечению населения? Ведь там знают, как руководить ситуацией во время чрезвычайного положения.
— Служба тыла — наш надежный союзник во всех начинаниях, мы взаимодействуем и и консультируемся с ней постоянно. Здесь нет вопроса о разделении ответственности и сфер влияния, каждая инстанция вносит свой вклад.

הערכת מצב במשרד הבריאות

На пресс-конференции руководителей минздрава. Фото: Ярив Кац
— И все-таки вы дали понять, что супермаркеты остаются очагами возможных заражений, а службы доставки продуктов на дом также работают с перебоями. Так, может быть, и следует поручить Службе тыла эти обязанности?
— Минздрав не располагает полномочиями по определению графика работы системы торговли. Мы можем только передавать свои рекомендации правительству. В данном случае контроль над супермаркетами осуществляют министерства экономики и финансов. Что касается Служба тыла, то мы знаем, на что она способна, и используем то, что в наших полномочиях.
— Но обсуждался ли вообще вопрос об организованной доставке продуктов питания на дом? Если мы уже говорим о тотальном карантине и даже о запрете покидать дома…
— Мы установили правило об ограничении количества покупателей в торговых залах, а также возле каждой кассы (не более 4 человек). Это очень важный момент, и он должен соблюдаться.
— Кто должен следить за выполнением этого правила?
— Полиция и руководство супермаркетов.
— Но невозможно же приставить по полицейскому к каждому супермаркету?
— Это действительно непросто, но следить за соблюдением правил все равно необходимо.
►По какому сценарию идет Израиль и чего ждать после Песаха
— Давайте поговорим о графиках заболеваемости, за которыми многие израильтяне следят с тревогой и надеждой. Где находится Израиль в настоящий момент? Есть ли хотя бы намек на «выравнивание кривой»? Есть ли какие-то признаки, что Израиль пойдет по пути Южной Кореи, а не итальянскому и испанскому?
— Мы на перекрестке. Каждый день — новый экзамен и новые опасения. Пока мы не можем сказать: мы свою работу выполнили и преуспели. Мы контролируем ситуацию лучше, чем во многих других странах мира. Мы в лучшем положении, чем европейские страны и США. Но, повторяю, все может измениться в любую минуту.
Нужно понимать, что в Израиле все еще остается большое количество инфицированных людей. В том числе и тех, которые не подозревают, что больны, так как не чувствуют себя больными. Поэтому, если утратить осторожность, легко потерять контроль над ситуацией. Даже когда мы начнем потихоньку ослаблять режим ЧП, нам придется проявлять максимальную осторожность.
— В последние дни в СМИ со ссылкой на минздрав озвучиваются различные сценарии выхода из карантинного режима. Это происходит на самом деле? Речь идет о желании дать людям надежду или же действительно в правительстве уже работают над такими сценариями?
— Если после Песаха — и здесь нужно обратить внимание: я имею в виду ситуацию после окончания пасхальной недели, а не конкретно Седера, — мы останемся в сегодняшней ситуации, то да, начнем нормализировать работу экономики.
— Согласно какому сценарию? Первыми выйдет на работу молодежь? Или сотрудники особо важных для экономики предприятий? Другие варианты?
— Первыми возобновят работу предприятия, где возможность заражения меньше всего. Это могут быть и структуры, которые особо важны для экономики. Работа над критериями еще ведется.
— Можете назвать хотя бы ориентировочно дату возобновления занятий в школах и детсадах? Есть надежда, что это случится после Песаха?
— Такой даты пока нет — даже ориентировочно. Нужно будет провести оценку ситуации после Песаха и решать, как поступить.
— Многие решения в борьбе с коронавирусом в Израиле отложены на период «после Песаха». Этот ориентир был определен изначально или же просто избран в качестве удобной точки отсчета?
— Мы опасаемся возможных последствий от случайных ошибок, которые я уже перечислил. Временной фактор важен. Нас постоянно спрашивают, какова наша стратегия, и мы отвечаем: наша стратегия — это время. Мы пытаемся выиграть как можно больше времени с наименьшим количеством заболевших. Время позволяет нам лучше подготовиться, лучше понять природу заболевания. Предлагаются новые решения, ведется разработка лекарств и вакцины. Дополнительное время — это сплошной выигрыш, потому что много чего происходит.
Иными словами, Песах – это техническая, временная точка. Но она важна и в качестве ориентира оправданности наших усилий. Главное — избежать новой волны заражений во время праздника.
— Как вы оцениваете отношение израильтян к распоряжениям минздрава?
— Люди прислушиваются и в большинстве своем выполняют наши рекомендации и требования. Надеюсь, что так произойдет и с требованием об обязательном ношении защитных масок вне дома — это позволит нам пойти на определенный риск и начать выход из режима ЧП.
►Маски и анализы: война версий
— Поговорим о масках? Согласитесь, что рекомендации минздрава на этот счет были противоречивыми. Еще совсем недавно утверждалось, что маски не только не обеспечивают защиты, но в ряде случаев и опасны. Сейчас нам говорят, что это чуть ли не панацея, которая защитит нас от заражения. А масок, кстати, в продаже как не было, так и нет. Это приводит к тому, что люди просто не понимают, что делать.
— Я согласен, что определенный конфуз и противоречия имеются. Но давайте не забывать, что мы имеем дело с заболеванием, по поводу которого даже Всемирная организация здравоохранения озвучила немало противоречивых данных. В том числе и касательно масок.
Сейчас специалисты Всемирной организации здравоохранения объяснили, что коронавирус передается посредством брызгов слюны, а не воздушным путем — это совсем новая информация.
Сейчас мы понимаем, что это заболевание нижних дыхательных путей, поэтому ношение маски является эффективным. Кроме того, мы изучаем опыт других стран и постоянно проверяем самих себя. Это далеко не единственный пример, когда мы ранее полагали одно, но в действительности все оказалось иначе. Так время от времени будет происходить и в будущем. Главное — делать правильные выводы.
— То же самое и в отношении анализов? В прошлом говорилось, что количество анализов не оказывает особого влияния на контроль над заболеванием, сегодня минздрав считает иначе?
— Анализы — это важная составляющая в борьбе с коронавирусом. Они позволяют нам выявить новых больных и создать подробные карты очагов заражения. С другой стороны, не анализы позволят нам вывести страну из состояния карантина, этого можно достичь только изменением привычек и поведения.
Кроме того, в Израиле проводят больше анализов, чем во многих других странах мира. Мы находимся по этому показателю на 2-3 месте, а может быть, даже и на первом. И это важно. Так что могу сказать, что в данном случае критика минздрава не вполне уместна.
— 30.000 анализов, о которых говорил глава правительства, — это реально или так, для красного словца?
— Мы добьемся этого. Через неделю-другую, но это вполне реально. Есть дефицит реагентов для анализов во всем мире, не только мы вынуждены искать новые пути для их осуществления.
— Альтернативное вещество, созданное в Израиле и призванное заменить привычные реагенты, — это выход из ситуации? Это работает?
— Да, вполне работает, и темпы тестирования населения будут нарастать.
— Почему до сих пор не проводится массовое тестирование в группах риска — пожилых людей, хронических больных?
— Мы делаем все возможное. Количество анализов будет увеличиваться, соответственно — у нас будет больше возможностей. Ситуация непростая: в США — тысяча смертей за сутки, во Франции — почти тысяча.
— Нет сомнений, что ситуация тяжелая во всем мире, но давайте все-таки об Израиле. Почему нельзя было провести анализы всем жильцам дома престарелых в той же Беэр-Шеве, где было столько заражений и несколько смертных случаев?
— Мы пытаемся, поверьте. Мы хотим добраться до всех потенциальных больных, и Служба тыла поможет нам в этом.
►»Русский вопрос»: есть ли особый риск
— Наша беседа будет опубликована на русскоязычном сайте «Вести», и это хороший повод поговорить об данной категории израильтян. Насколько русскоязычные репатрианты прислушиваются к распоряжениям минздрава, как ваше ведомство старается донести эту информацию и для людей, не в полной мере овладевших ивритом?
— Я считаю, что израильтяне проявляют большую солидарность в совместной борьбе против вспышки коронавируса. Они стараются выполнять рекомендации минздрава, это касается и русскоязычных израильтян. И это очень важно, потому что коллективная ответственность в нашей борьбе играет важнейшую роль. Русскоязычная алия лишний раз доказывает в данном случае, что является полноправной и интегральной частью израильского общества, и мы очень рады этому.
— Какова позиция вашего министерства в отношении нелегальных рабочих, в том числе — из стран бывшего СССР, которые не являются частью израильского общества, не имеют медицинских страховок, но могут представлять не меньшую опасность в качестве переносчиков заболевания? Что произойдет с ними, когда они поступят в больницы, кто будет оплачивать их лечение?
— Мы будем обязаны заняться их лечением. В этой цепочке мы не можем позволить себе слабых звеньев, потому что они будут представлять опасность для всех остальных.
— То есть государство возьмет на себя оплату их госпитализации?
— Мы берем на себя немало обязательств во многих других случаях, так произойдет и на сей раз.
— Как обстоит дело с аппаратами искусственной вентиляции легких (ИВЛ)? Сколько у нас имеется таких приборов сегодня и наступит ли время, когда нашим врачам придется принимать невозможные решения с этической точки зрения?
— Сейчас у нас имеются более 3000 аппаратов ИВЛ. Мы работаем над получением еще многих тысяч — как путем местного производства, так и с помощью закупок за рубежом.
— Трагический сценарий с десятками тысяч больных и даже с тысячами смертных исходов в Израиле все еще реален?
— К сожалению – да. Посмотрите, что происходит в США в эти дни, и послушайте мрачные прогнозы американского руководства…
— Но в США опомнились относительно недавно. Израильское правительство, надо отдать ему должное, начало действовать на гораздо более раннем этапе.
— Вне всякого сомнения. Но я еще раз вынужден повторить: все может измениться, если мы позволим себе расслабиться. Сейчас — не время.
 

https://www.vesty.co.il/opinions/article/S11tGMFDI

Посмотреть также...

Это – Праздник со слезами на глазах…

05/26/2020  20:09:55 9 мая, в святой для всех нас День Победы, в Кнессете состоялось торжественное …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *