Некошерный гешефт за наш счет

02/26/2020  14:54:16

Алекс Коган

Ситуация безумная: без инспектора кашрута заведение — некошерное. Инспекторов кашрута с официальным разрешением очень мало.

kashrut

Фото: Shutterstock.com

Скандальная история с буквальным моментальным «лишением еврейства» репатрианта Юрия Логвиненко инспектором по кашруту заставила меня заинтересоваться всем институтом кашерования нашей жизни.

Полез я в интернет искать, есть ли у инспектора по кашруту полномочия не только лишать еврейства на глазок, но и, например, сжигать хамец огнеметом прямо на улице. Но внезапно напоролся на целый ряд интереснейших данных, которыми необходимо поделиться с публикой, не представляющей себе о какой гигантской «разводке» идет речь.

Оказывается, что в 2009 и 2017 годах госконтролер выпустил два разгромных отчета по поводу всей системы проверки кашрута, согласно которым она находится глубоко в… очень некошерном месте. Из нее сделали огромный гешефт за счет граждан. Семейный и общинный гешефт, базирующийся на рэкете. И проверка кошерности в стране — это ФИКЦИЯ.

Кстати, отчет 2009 года про  беспредел в системе проверки занимал 50 страниц, а отчет 2017 года уже 109. Отчет 2009 года я цитировать не буду — госконтролер сам подчеркивает, что он по сути, повторяется в 2017 году. Ну и чтобы никто не мог отмазаться, что «это же было 11 лет назад».

Вот вам выдержки из документа:

Точное число инспекторов кашрута неизвестно. Местные религиозные советы, ответственные за предоставление религиозных услуг населению, задействуют 3800 — 3900 инспекторов. Но цифра неточна — только 93 из 132 религиозных советов удостоили госконтролера ответом. 95% этих инспекторов получает деньги от компаний, которые они проверяют. Неизвестное число инспекторов работает странным полу-частным образом, или на полставки.

Вы спросите, как это возможно, ведь нужно какое-то официальное удостоверение, какой-то курс пройти. Да, нужно. Но прошло его… 35% от тех инспекторов, о ком сообщили госконтролеру местные религиозные советы. Вернее, две трети местных религиозных советов. Есть города, где работающих с разрешением и официальным удостоверением инспекторов еще меньше — в Нетании — 10%, в Иерусалиме — 17%.

А сколько денег платят инспекторам, какие у них тарифы?

Какие тарифы? Побойтесь Бога! Какие правила работы? Нормальные правила — «как договорятся». Ситуация безумная: без инспектора кашрута заведение — некошерное. Инспекторов кашрута с официальным разрешением очень мало. Огромное количество инспекторов являются такими номинально, часть из них сотрудники других отделов религиозных советов. Контроля над ними нет — ни внешнего, ни внутреннего. То есть получается замкнутый круг, создающий плодородную почву для гешефтов: любой бизнес, которому нужно разрешение о кошерности зависит от сотрудников религиозных советов, которые инспекторами не являются, но деньги им все равно нужно платить, иначе разрешения не будет…

Но вернемся к вопросу, сколько платить инспектору (если он даже без официального разрешения)? Вопрос интересный — в разных религиозных советах назначают абсолютно разные цены. В Иерусалиме требуют в среднем в месяц около 600 шекелей, в Нетании — около 900, в Ашдоде — 1320, в Тель-Авиве — 1440. То есть суммы отличаются больше, чем вдвое. И, что не менее интересно, одинаковым бизнесам в одном городе могут «зарядить» абсолютно разные цены.

В отчете госконтролера есть таблица с результатами проверки выплат инспекторам хозяевами 14 бизнесов в Тель-Авиве — небольших ресторанчиков и закусочных. В ней сравниваются не только цены, но и время, которое инспектор должен ежедневно тратить на проверку. Стоимость часа работы может варьироваться от 36 до… 127 шекелей.  Достаточно высокий процент бизнесов платит инспекторам наличными. Зачастую заранее. Что само по себе является незаконным.

И это еще не самое интересное. Как выясняется, инспектора кашрута умеют… удлинять сутки! Согласно отчету, религиозные советы могут выделять на одного инспектора кашрута свыше 24 часов работы в день.

В Иерусалиме, например, один инспектор ежедневно должен проверить 18 бизнесов, потратив на это 27 часов. Еще 15 инспекторов в столице «работают» по 20-24 часа в сутки. В Реховоте ситуация полегче — там нужно проверить 19 бизнесов за 20 часов. В Нетании — 7 бизнесов за 21 час.

Даже дураку понятно, что никаких ежедневных проверок по 27, 24, 21 или 20 часов никто не делает. Это все фикция.

Причем эта деятельность незаконна не только из-за волшебного удлинения суток. Дело в том, что работающие на часть ставки сотрудники религиозных советов зачастую являются сотрудниками именно отделов кашерности — контролерами, то есть априори не могут быть инспекторами, получающими еще и деньги за проверки бизнесов. В столице оказалось шесть контролеров, которые контролировали самих себя.

В Иерусалиме также был обнаружен сотрудник отдела кашерования на полной ставке,  работал еще «частично» по 9 часов в день в шести ресторанах. То есть его рабочий день составлял 17 часов.

Незаконны такие гешефты еще и потому, что они — семейные. В целом ряде религиозных советов в качестве инспекторов по кашруту задействованы родственники контролеров — братья, сватья, племянники и т.д..

Главный раввинат обязался в 2017 году провести реформу, которая устранит уже вторично замеченные госконтролером преступления. Но, видимо, раввины были заняты, и никакой реформы не случилось…

Сколько стоит нам всем это гешефт? Согласно отчету бухгалтера Йорама Абрамзона, который был составлен по запросу Минфина в 2015 году, общая стоимость кашерования пищевой продукции в Израиле в год достигала 3,4 млрд шекелей. В этой сумме учитывался не только, скажем, забой скота, но и многократная дублирующая система проверок, повышающая стоимость продуктов. Например, кошерные супермаркеты завозят в Израиль уже кошерную продукцию из-за рубежа, и уже кошерную, произведенную в Израиле. Проверенную инспекторами при производстве.  Потом ее «проверяют» опять при поступлении в филиалы другие инспекторы. В частности те, которые работают по 27 часов в сутки. Это бессмысленная трата средств, удорожающая продукцию.

Какой вывод можно сделать из всего этого?

Мы все платим группе вымогателей, которые не предоставляют нам необходимые услуги, повышают стоимость жизни и никем не контролируются.

Имеет ли эта схема вымогания у нас средств что-то общее с иудаизмом?

Ваше право считать, что да…

Посмотреть также...

Любовь и смерть Василия Чапаева — В поисках истины

09/25/2020  17:29:40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *